«Ку-ку, это Елена Бойко». Жизнерадостный женский голос ворвался в телефонную трубку. Она сделала это опять — позвонила в «Комсомольскую правду» прямо из застенков львовского СИЗО. Магия, не иначе!

Весь вчерашний вечер и сегодняшний день, после внезапного выхода Бойко в прямой эфир Радио «Комсомольская правда», мы пытались снова выйти на связь с депортированной из России украинской журналисткой, которую у нее на родине обвиняют в госизмене, а у нас в стране подозревают (не в юридическом смысле) — в работе на СБУ.

И вот она преспокойно перезванивает. А мы переживали, что в СИЗО ее накажут за звонок нам, поместят, не дай Бог, в карцер. Отнимут телефон, в конце концов. Но нет, у Елены Бойко все в порядке.

Так двойной агент или нет? Вот в чем вопрос.

Хотя есть и еще один. С каких пор политзаключенным на Украине предоставляют такие вольготные условия, что они могут чуть ли не пресс-конференции давать? Раньше в таких либеральностях киевские власти не были замечены. В чем нас пытается убедить Елена Бойко: в том что в украинских тюрьмах бардак или в том, что там курорт?

Почему кого-то из пророссийских активистов пытают до смерти, а кому-то носят телефоны в камеру? Как так: за кем-то СБУ устанавливает круглосуточную слежку в одиночной камере, а на других не обращает внимание даже после открытого интервью из СИЗО для российских СМИ? И что же до сих пор никому не позвонил, например, другой арестованный журналист Кирилл Вышинский, раз там такая лафа? Много вопросов.

Впрочем, судите сами.

— Елена, как ваши дела?

— Ничего, нормально. Вчера я на прямую линию на радио звонила.

— Вам что разрешают звонить прямо из СИЗО каждый день?

— 10 минут в неделю — официально разрешают.

— Условия содержания хорошие?

— Нормальные тюремные условия. Вода холодная.

— Вы звоните по стационарному телефону или по мобильному?

— Это телефон, которая дает администрация. Ну, потому что есть определенные возможности.

— Администрация не узнала о вашем вчерашнем звонке на Радио «Комсомольская правда»?

— Понятия не имею. По крайней мере, никаких действий не было. Думаю, у Украины своя информационная повестка, чтобы обращать внимания на какие-то звонки в российские СМИ.

— Вас не прослушивают? Ведь вы, наверное, на особом контроле.

— Мне все равно. Я же не говорю ничего предосудительного.

— Я правильно понимаю, что 10 минут в неделю дают совершать звонки у вас всем заключенным?

— Тем, у кого вступил приговор в законную силу.

— А у вас же не вступил.

— У меня просто есть определенные возможности. Они и у вас в России есть. Российские заключенные тоже звонят из СИЗО.

— Но вы же все-таки политзаключенная…

— Конечно, я политзаключенная. Но здесь много людей, которые поддерживают мою точку зрения в Украине, в западной Украине в том числе. Соответственно никаких методов запугивания ко мне применять не будут. Ко мне ходят проверяющие. Если кто-то ожидал, что выкинув меня в руки СБУ, он обеспечит мне скорую смерть, то это мнение было ошибочным.

— То есть в принципе вы довольны тем, как к вам относятся?

— Я, конечно, недовольна. Я жутко недовольна тем, как тут со всех каналов говорят, в каких жутких условиях содержатся украинские моряки. И там бегает проверять их украинский омбудсмен. То меня не бегает проверять никакой омбудсмен — ни российский, ни украинский. Но в принципе, я выживу в любых условиях. Я думаю, что буду сидеть до конца года. Учитывая что за мной стоит очень большое количество людей. До парламентских выборов меня не выпустят. У меня очень хороший адвокат, и я думаю, что он это дело размажет.

— Вы сами оплачиваете адвоката?

— Частично я оплачиваю сама, частично — группа поддержки. Это адвокат семейный, который обслуживает мою семью на протяжении 20 лет.

— В связи с чем вас перевели в львовское СИЗО? Ведь задержали вас в Харькове.

— Потому что дело завели во Львове.

— Сколько человек у вас в камере?

— Пятеро.

— С вами можно поддерживать связь по этому номеру?

— По этому не надо. Он оказался у меня случайно. И тот человек, у которого этот телефон, он скоро выезжает отсюда.

Вот такой диалог получился. И сдается так, что вся эта история все больше смахивает на фарс.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Выживу в любых условиях»: Депортированная журналистка Елена Бойко дозвонилась «Комсомолке» из львовского СИЗО

История с депортацией журналистки Елены Бойко на Украину в январе 2019-го года наделала много шума. Кто-то возмущался тем, что Россия выдала киевским властям их ярого критика (Бойко на Украине обвиняется в призывах к нарушению государственной целостности), другие утверждали, что Бойко сама была агентом СБУ (Службы безопасности Украины) под прикрытием, а вся ее оппозиционная деятельность — лишь легенда (подробности)

«Она готова умереть»: Елену Бойко выгнали из России

В среду, 16 января, из России выдворили гражданку Украины Елену Вищур (Бойко), которая выступает против современных бандеровцев и критикует нынешнюю украинскую власть. Украинские пограничники пришли за журналисткой в нейтральную зону между Россией и Украиной и забрали журналистку (подробности)

В ТЕМУ

Зачем Россия выдала Украине журналистку Елену Бойко

Спецкор «КП» Александр Коц разбирался, почему участницу политических телешоу, критиковавшую режим Порошенко, выслали из нашей страны (подробности)

КСТАТИ

Почему мы не отдаем Украине Януковича, а Елену Бойко отдали?

«Комсомолка» попросила экспертов прокомментировать выдворение из России украинской журналистки, которой на родине грозит срок по обвинению в «сепаратизме» (подробности)

Источник

admin

Похожие записи

оставить комментарий

Создать профиль



Войдите в свою учетную запись