На роль «стрелка» прочат известного артиста Максима Суханова. Вице-мэр города, где случилась вся эта история, рассказал «Комсомолке», почему местные жители боятся выхода фильма и откуда на Руси берутся бизнесмены, сводящие с чиновниками счеты с помощью пуль.

«НЕХОРОШИЙ КАБИНЕТИК»

Я шел к хорошему знакомому, к самому добродушно настроенному ко мне чиновнику России (возможно, до публикации этой статьи) — Ростиславу Мурзагулову.

Когда-то Ростислав занимал высокий пост в администрации президента Башкирии Муртазы Рахимова. Написал в стиле Ильфа и Петрова книгу «Бабай всея Руси», которую я цитировал в своих башкирских репортажах, а потом «Комсомолка» даже перепечатывала отрывки из нее.

Так и познакомились.

Мурзагулова назначили вице-мэром подмосковного Красногорска.

И я шел по уютному парку, о котором вице-мэр мне много и счастливо рассказывал.

Да, выглядело очень подозрительно — пруды, цветочки, скамеечки, чайки.

Все сверкало и наводило на странные мысли.

Ну, например, что парк этот в современной России существовать не должен. Не имеет права! Он обязан выглядеть увесистой зеленой пачкой, помещенной в конверт. Или приятной СМС с длинным числом.

А тут, если верить Мурзагулову, нетрадиционные отношения власти и бизнеса: вместо родной взятки из «запущенного бомжатника» получился волшебный зеленый уголок, мол, один из лучших в России. А парк дело рук одного местного застройщика, с которым власти заключили официальный контракт: ну коли, мил человек, ты у нас строишь, прибыль получаешь, сделай нам, пожалуйста, красиво.

Что для сурового Красногорска необычно и удивительно.

Потому что вопрос — кто в городе будет делать бизнес, а кто нет — раньше решался тоньше, денежнее. И, как рассказали мне знающие красногорцы, — почти всегда в кабинете у… да-да, в том, где сидит сейчас Мурзагулов.

В кабинете, видимо, шли такие интересные переговоры, что однажды (точнее, три года назад) туда пришел с дробовиком «красногорский стрелок» — застройщик Амиран Георгадзе — и пристрелил предшественника Ростислава, первого замглавы администрации Красногорского района Юрия Караулова, и гендиректора ОАО «Красногорское предприятие электрических сетей» Георгия Котляренко. По самой распространенной в городе версии, Георгадзе был в обиде на чиновников из-за каких-то общих с ними бизнес-дел…

— Прямо в этом кабинете лежал мой предшественник… — тяжело вздохнул Ростислав Мурзагулов и кивнул на пол у стола. — Вот здесь его нашли…

ТАКОЕ КИНО

В этот тревожный момент в дверной проем протиснулась страшная голова Джеффа Монсона. Шкафообразный американский борец только-только прописался в Красногорске, ему нужно было что-то срочно решить, и он угрожающей улыбкой-оскалом навис над нами…

— Весело у тебя здесь, — замечаю.

— Как всегда, — хмурится вице-мэр. — А еще фильм этот…


Американский боец Джефф Монсон прописался в Красногорске, собирается открыть здесь свою школу борьбы и запросто захаживает к вице-мэру Ростиславу Мурзагулову (на фото - слева). Да-да, в тот самый кабинет. Фото: Владимир ВОРСОБИН

Американский боец Джефф Монсон прописался в Красногорске, собирается открыть здесь свою школу борьбы и запросто захаживает к вице-мэру Ростиславу Мурзагулову (на фото — слева). Да-да, в тот самый кабинет.Фото: Владимир ВОРСОБИН

Собственно, из-за этого фильма я к Ростиславу и приехал.

Скоро по мотивам этой криминальной истории начнутся съемки фильма «Стрелок». Предположительно художественным руководителем картины будет кинорежиссер Борис Хлебников, главные роли исполнят Максим Суханов и Мира Нинидзе. И хотя, по словам Хлебникова, это будет «социальная драма, стремительная и динамичная», против фильма решительно восстал Красногорск.

— Красногорцы категорически против этого фильма. Не надо нас, дескать, позорить, словно мы какие-то дикари с автоматами, — качал головой вице-мэр. — Родственники моего убитого предшественника, естественно, считают, что он был прекрасный человек. Что его убил сумасшедший. Родственники убийцы, наверное, считают, что у него были причины для такого сумасшествия, что его в бизнесе обманули, обидели. Мне как вице-мэру спокойнее, чтобы этого фильма не было вообще. Но, с другой стороны, говорить о том, что у нас в России нет проблем во взаимоотношениях власти и бизнеса, которые привели вот к этой развязке, неправильно.

ПО ЩЕЛЧКУ ПАЛЬЦЕВ ХОЗЯИНА

— А если так… — говорю вице-мэру. — Если в фильме по косточкам разберут историю с «красногорским стрелком», и в будущем это поможет городу? И чем черт не шутит — стране.

— Пройти очищение? — усмехнулся вице-мэр. — Может быть… Ведь каждый второй, кто приходил ко мне сюда, говорил: «Узнаю кабинетик…» И каждый начинал рассказывать какие-то мерзкие истории, хотя я не просил, чтобы на меня это вываливали. Ведь в этом кабинете решалось… (Вице-мэр задумывается на миг и смеется.) Да тут решалось почти все! Глава района занимался политикой, ездил на совещания в область, а хозяйственные вопросы решал первый зам. От его подписи, от его слова здесь зависело все! И в этом корень всей этой страшной истории. Мы же в России любим все довести до абсурда. У нас ведь как устроена власть — пока начальник не щелкнет пальцами, ничего не завертится. Что неправильно и ненормально.

— Почему?! Хозяин города или области, да и всей страны, в сознании русского человека должен быть один. На том и стоит Россия!

— Не должно быть никаких хозяев, — упорствует мой собеседник. — А вдруг его решение ошибочно? Или коррупционно? Люди же по инерции приходили ко мне и говорили: дайте мне землю, я хочу там построить дом. А домов больше не будет. Просто не будет вообще! Решение о строительстве сейчас должно пройти через областное правительство. И его примут коллегиально. А домов у нас — избыток. Недостаток у нас — школ, садов, дорог. Разрешения, которые навыдавали ранее, мы, увы, отменить не всегда можем. Но по той, старой схеме воткнуть очередной небоскреб мы больше не имеем права. И это хорошо, как ни странно.

ОХРЕНЕВШИЕ НАЧАЛЬНИКИ

— Город разделился во время этого убийства?

— Да, это был такой большой стресс. Одни говорили, что поделом, другие говорили, что расстрел — это реакция на беспредел. Но все сходятся во мнении, что человек действительно был не в себе. Хотя Георгадзе по-своему был… (Мучительно ищет слово.)

— Правильным?

— Ну, скажем, он давал деньги спортсменам, занимался благотворительностью… Он тоже в каком-то смысле был хозяин. И мы снова приходим к тому, что когда каждый суслик в поле агроном, — начинается бардак. Не должно быть всевластия ни на каком уровне — ни в этом кабинете, ни в каком другом. Когда всевластие, тогда и начинается: я этому дам, этому не дам, этому только телефончик… Скажу больше — старые элиты скоро отомрут за ненадобностью. Когда я был большим чиновником в Башкирии, курировал внутреннюю политику огромного региона, то офигел — настолько много решений я один должен был принимать! Люди ко мне шли и говорили: у нас такие-то проблемы, надо, чтобы случилось как-то так… Спрашиваю: а что я должен сделать для этого? «Вы должны принять решение», — отвечают. «Я один должен принимать решение?» — «Так всегда было здесь. В советское время сидел секретарь по идеологии и принимал», — шепчут испуганно.

Или пришли, к примеру, ко мне футболисты — надо учредить футбольную команду, говорят, примите решение. Какое право я имею один принимать такое решение? Мы вместо этого устроили опрос населения. 66% населения сказало, что да, профессиональная футбольная команда нужна. А бывают ситуации, когда не проведешь опрос, ибо население в нем некомпетентно (когда надо заменить коммунальные системы, например). И тут ветви власти друг друга должны балансировать. Они должны друг другу доказывать — какое решение принять.

— Но это же азбука.

— Нет! Российские элиты эти правила упорно не принимают. И дальше как уж народу повезет: либо у него начальники полностью охреневшие, либо не полностью. И это предельно важно, потому что они все распределяют ресурсы.


На роль «красногорского стрелка» в новом фильме прочат актера Максима Суханова, который блестяще сыграл киллера в боевике «24 часа» (на фото).

На роль «красногорского стрелка» в новом фильме прочат актера Максима Суханова, который блестяще сыграл киллера в боевике «24 часа» (на фото).

НЕ ПО ПОНЯТИЯМ

— Я слышал, что покойный «стрелок» с помощью чиновников набрал в городе много земельных участков. Что сейчас с землей?

— Отобрали, — спокойно отвечает Мурзагулов. — Прошло уже полсотни решений суда по возврату городу земли, которую бизнесмены а-ля Георгадзе нахватали и не использовали по закону. Брали, например, под спортзал. Спрашиваем: где спортзал? А на этом месте нелегальный рынок. В суд. В работе более 3 тысяч участков.

— Смело. Не боитесь? — говорю абсолютно серьезно.

Мурзагулов, конечно, смеется. Но как-то невесело.

— До стрельбы они вряд ли дойдут, — говорит. — Пока идут только звонки: «Вы подали в суд не по понятиям, я буду защищаться всеми способами». Но если первые суды вызывали ярость — типа вы охренели, я ж за эту землю деньги отдал чиновникам, сейчас поняли: сами виноваты. Не по зубам кусок. Были забавные случаи. Спрашиваем у бизнесмена: у тебя два гектара (отдельный вопрос — как полученные), по закону должен парковку построить. Где парковка? Слушай, говорит, мы чё-то решили посидеть несколько лет и потом построить… дом. Я ему говорю: ты м…к?! Ты надеешься два раза нарушить закон?! Кому-то занести и пробить решение строить?! Отсудили у товарища землю. Впрочем, у многих на земле появляется строительная техника, поняли: так просто отсидеться не получится.

— То есть теперь этой землей распоряжаешься ты? Красиво! — смеюсь.

— Не я. И даже не мэр. Нет больше одного человека, который бы единолично это решал. Мы все, что отсудили, вывесили в интернет-магазине! — срезает Мурзагулов. — И назвали его «Красногорскмечтаинвестора.рф». Аукцион. Все прозрачно — покупай! Правда… (Мурзагулов хмурится.)

— Все быстро раскупили, конечно, — пытаюсь угадать.

— Наоборот, — качает головой. — Экономика-то падает. Это раньше бизнесмены кредиты дешевые брали, строили, что хотели, и были в шоколаде. А сейчас с деньгами плохо. И проекты простенькие. Максимум, что предлагают, — дайте рынок построю, автомойку. Но мы тоже не можем весь город рынками заставить.

ВЗЯТКА И ПИФ-ПАФ — ЭТО НЕПРАВИЛЬНО

— Если из фильма сделают совсем чернуху, — рассуждает вице-мэр Красногорска, — дескать, будни администрации — зашел в кабинет к чиновнику, взятку вручил и пиф-паф, — это неправильно. Должны быть в фильме и хорошие чиновники, каких больше все же.

— Какой-нибудь светлый силовик?

— Вот смеешься, а таких я знаю. Наш начальник полиции, например, мы ведь видим, кто как живет… У него ничего за душой нет, и поползновений нет, есть только блестящий, наметанный на жуликов глаз.

— А силовики три года назад были в курсе, что творилось в этом кабинете?

— Конечно. Но они в основном поменялись после этой истории. Дело тихо спустили на тормозах, видимо, чтобы не было такой грустной репутации у города. По городу даже ходили слухи, что Георгадзе не сам себя убил. Представляешь, сколько бы он на процессе рассказал…

«ЭТО БУДЕТ ВЗРЫВ НА МАКАРОННОЙ ФАБРИКЕ»

— Повторение подобного случая возможно?

— Я на самом деле с ужасом жду следующего такого убийства где-то еще в России. Вот сидит какой-то товарищ, который на своем посту «по-хозяйски» решает вопросы. Кому-то не нравится, как он решает. Что с ним еще делать?

Управы через суд на него нет, через следствие — нет.

— Похоже, ты заинтересован в этом фильме…

— Может, и был бы, но не как красногорец, а как кандидат наук по социальной философии. Понятно, что это будет взрыв на макаронной фабрике. И такая слава к нам прилетит…


Амиран Георгадзе считался успешным олигархом районного масштаба. Пока не устроил разборки с чиновниками с помощью оружия. Фото: Соцсети

Амиран Георгадзе считался успешным олигархом районного масштаба. Пока не устроил разборки с чиновниками с помощью оружия.Фото: Соцсети

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Воровства теперь меньше. Но и толку — тоже

Из уважения к свободомыслию читателей не люблю в репортажах делать вывод — что вышенаписанное означает?

Но тут вспомнил разговор с одним несчастным среднерусским мэром, который сменил свежеарестованного коллегу.

— Да, система меняется, — говорит. — Но пришли еще более идиотские времена.

— Воруют? — спрашиваю.

— Воруют — это конечно, — морщится он от такой глупости. — Но без анархии, организованно и с более высокого разрешения или молчаливого согласия. Зато на местах теперь — проверяющих целая свора. Все вынюхивают — есть ли нарушения. В итоге ты полдня сидишь на бесконечных совещаниях в области, остальное время пишешь объяснительные расплодившимся силовикам. На город времени нет. А если даже попытаешься что-нибудь сделать, даже какую-нибудь ерунду — например, отправить школьников в поход, на экскурсию, то, действуя по всем правилам, вляпаешься в такую гору инструкций и согласований!.. И поэтому никто не хочет брать на себя ответственность, все прикрывают свои задницы бумагами и параграфами. И если и происходит что-нибудь хорошее, полезное, доброе, то только по старинке, в обход инструкций, законов, на свой страх и риск.

— Ну то есть опять наш родимый русский перебор?

— Вот-вот, — кивает мэр. — Настоящего хозяина в городе теперь нет — и что? Нарушений как бы нет. Меньше воровства. Но и толку ведь тоже нет!

СПРАВКА «КП»

Мстил за свое банкротство

«Красногорским стрелком» назвали 55-летнего бизнесмена Амирана Георгадзе, уроженца Грузии, который, отслужив в 80-х годах в рядах Советской армии в Подмосковье, здесь и обосновался. Начав с работы простого сотрудника буфета ресторана «Опалиха», он в 90-е годы занялся строительным бизнесом — возводил жилье для военных, а затем — даже 45-этажные высотки в Павшинской Пойме и горнолыжный курорт. Был совладельцем 20 компаний.

19 октября 2015 года Георгадзе пришел в рабочий кабинет первого зама главы Красногорской администрации Юрия Караулова и застрелил его, а также находившегося там гендиректора «Красногорских электросетей».

Георгадзе планировал покушение и на главу Красногорского района, но того не оказалось на месте. Тогда он застрелил своего давнего партнера по водочному бизнесу и случайного свидетеля.

Говорят, что причиной стрельбы стало банкротство компаний Георгадзе и отказ чиновников возвращать переданные бизнесменом $20 миллионов. По другой версии, Георгадзе просто выдавили из бизнеса в престижном районе Подмосковья. И он решил отомстить.

МВД объявило награду в 1 миллион рублей за помощь в поимке «красногорского стрелка». Но 23 октября Георгадзе обнаружили застрелившимся из пистолета.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Вам привет из 90-х от смотрящего Амирана

Ульяна СКОЙБЕДА

Уважаемый бизнесмен Амиран Георгадзе, олигарх и кошелек Красногорского района Подмосковья, в октябре 2015-го расстрелял прямо в кабинете администрации своих бизнес-партнеров. Погибли замглавы района Юрий Караулов и чиновник рангом поменьше.

Из дырок тут же потек вонючий компромат о том, что Георгадзе был связан с криминалом, но строил в районе любые здания с любыми нарушениями вплоть до слива канализации в водозаборник Москва-реки (подробности)

Сын «красногорского стрелка» Нодарий Георгадзе: «Я всю жизнь буду соболезновать семьям погибших»

Самый близкий человек подозреваемого объяснил «Комсомольской правде», почему его отец решился на роковой поступок.

Соседи обвиняемого в один голос говорят: «Не верю!». В Красногорске у семьи Георгадзе репутация порядочных, честных людей. В смятении находится и сын подозреваемого Нодарий Георгадзе. Как и миллионы россиян, самый близкий человек Георгадзе-старшего задает себе вопрос: «Почему?». Своими предположениями о том, что заставило отца спустить не единожды курок Нодарий поделился с «КП». (подробности)

Корреспондент «КП» прошел по маршруту «красногорского стрелка», чтобы понять логику преступника

Амиран Георгадзе много лет был одним из самых активных застройщиков в Красногорском районе. Возводил жилые дома и целые микрорайоны. При этом оставался личностью широкой публике совершенно неизвестной. А теперь фамилия Георгадзе — в топах новостей.

В понедельник бизнесмен будто с катушек слетел. За несколько часов застрелил четырех человек: двух красногорских чиновников, бывшего компаньона и даже случайного прохожего (подробности)

Источник

admin

Похожие записи

оставить комментарий

Создать профиль



Войдите в свою учетную запись