В ноябре ФРГ отмечает День памяти жертв войн. По символичному совпадению на тот же месяц приходится и столетие Германской революции-1918, когда монархический Второй рейх cменила недолговечная республика.

Так что ноябрь — это прежде всего месяц памяти по Старому Порядку. Мир без ковровых бомбардировок, концлагерей, атак подлодок на пассажирские лайнеры.

Вся эта ностальгия по Старому Порядку — не только про Германию, но и про Россию. Собственный вариант гибели Империи (с последующей гражданской войной, массовыми репрессиями и отпадением трети территорий в финале) наша страна начала переживать тоже в ноябре по новому стилю. Правда, годом ранее: в 1917-м.

И в немецкий День памяти жертв войн следует назвать вещи своими именами: за последние триста лет 9 из 10 германских солдат всех времён погибли от руки русских. У России — аналогичная пропорция.

Не верите? Потери Красной Армии в Великой Отечественной — 8,6 млн. Потери вермахта на Восточном фронте — 5 миллионов. Его же потери во Второй мировой в целом (без пленных и раненых) — по осторожным современным подсчетам, 5,5 миллиона. То есть 95% «дойче зольдатен унд официрен» погибли именно в противостоянии с русскими.

Для сравнения, за самый разрушительный конфликт XIX века, Наполеоновские войны 1800-1815 годов, Россия лишилась 289 тысяч человек, Пруссия — 130 тысяч человек. Много. Один месяц боевых действий во Второй мировой.

Не знаю, как обстоят дела у немцев, но в моей родной России самый популярный сюжет массовой литературы — альтернативная история, где Вторая мировая отменена (или переиграна со много меньшим количеством жертв); на втором месте — аналогичное допущение про Первую мировую (и последующую не-Революцию). Книг современных писателей на такие сюжеты в одной из крупнейших библиотек Рунета — больше 3,5 тысяч. Да, наше коллективное бессознательное хочет «в прекрасный старый мир» до Войны и до Революции, где 13,6 миллионов русских и немецких мужчин были живы (еще раз подчеркну — я говорю о потерях только на фронтах, без учета гражданского населения). А господа беллетристы сей «соцзаказ» превосходно чувствуют, изливая в масс-культе.

И вот столетие гибели наших Империй мы с немцами вновь встретили в состоянии войны.

— Мы потеряли от санкций сто миллиардов евро, — говорили мне в частных беседах германские бизнесмены.

Но даже если некоторые формальные экономические показатели возрастают, то это значит лишь то, что при нынешнем миропорядке умирание Старой Европы — к которой, конечно, относится и Россия петербургского периода, — будет происходить в комфорте. И это так пленительно, хочется сказать — ну и пускай. Или все-таки посопротивляемся?

До следующих выборов в Европарламент — чуть более полугода. И прекратить бессмысленное противостояние с Россией может… возврат к европейским ценностям. Настоящим. Которые не про «открытость мигрантам» и «толерантность» — а про готовность бросить вызов внутренней или внешней тирании. Вот за это могут пойти голосовать многие европейцы.

Европейские ценности — это строки одной из первых пьес в мировой истории, софокловской «Антигоны»: «Не может одному принадлежать свободная земля». Так говорит герой собственному отцу-диктатору 24 века назад. Но то же самое он может сказать и нынешнему правительству ЕС, которое решает, какой формы должны выращивать огурцы фермеры в Болгарии и Румынии. Или Вашингтону, которое заставляет Германию вместе с ЕС совершить экономическое самоуразрушение, отказавшись от российских энергоносителей во имя американских экспортеров сланцевого газа.

Источник

admin

Похожие записи

оставить комментарий

Создать профиль



Войдите в свою учетную запись